joomplu:6380
joomplu:5094

«Молись за нас ко Господу, отец наш Алексий...»

Икона Пленение мученников в ВяткеВ крестопоклонную седмицу предлагаем вниманию читателей стихотворение о пострадавшем за веру о. Алексие Камневе.
 
О трагической судьбе нашего земляка православного священника Алексия Михайловича Камнева мы рассказывали этой осенью, в 78-ю годовщину его мученической гибели. Отец Алексий служил настоятелем церкви в селе Вятка Усть-Ишимского района. Батюшку очень уважали и любили: «...был он добрый, приветливый, грубого слова никогда не скажет, за требы денег не брал, несмотря на свою собственную бедность».
 
В 1933 году Алексия Михайловича арестовали и осудили на один год принудительных работ. И потом продолжали часто вызывать в следственные органы. Отец Алексий продолжал усердно служить Богу  зная, что когда-нибудь не вернётся. Так и случилось...
Февраль 1937-го. Очередной арест. Семь месяцев его держат в застенках Тарской тюрьмы. 23 августа Тройкой при УНКВД по Омской области Алексей Михайлович Камнев приговаривается расстрелу. 5 сентября 1937 года отца Алексея расстреляли, так и не добившись ни признания вины, ни согласия на клевету и отречения от веры.

Спустя недолгое время были расстреляны и его сподвижники — псаломщик Каллистрат Иванович Глуховцев и крестьянин Игнатий Терентьевич.

Свой подвиг исповедничества Христа совершили и супруга о. Алексия матушка Александра, все страшные годы ожидания неминумого расстрела разделявшая с ним горести и печали, и дочь монахиня Мария, которая в безбожные времена открыто, ни от кого не таясь, служила Богу и людям.
 
Расстрелянному за веру отцу Алексию Камневу,
матушке Александре и дочери их монахине Марии
посвящается...
 
 
 
 
1.
Завьюженный, заснеженный,
Погодой не изнеженный,   
За далью непроезжею
Родимый край лежит.
Тайгою необъятною
За елями косматыми
От глаз чужих упрятанный,
Но Богом не забыт.
Сто лет назад сюда пришли
Во глубь Сибири-матушки
Крестьяне в поисках земли,
Построили село
И, Вяткою назвав его
В честь Родины оставленной,
В нём Божий храм поставили,
Чтоб с верой жить могло.
Чтоб дети их и внуки
Освоили науку,
Как жить, не зная скуки,
Молитвой и трудом.
Когда кому-то нужно,
То за день, всей округой
За дело взявшись дружно,
Могли построить дом.
На совесть здесь трудились
И Господу молились,
Помочь всегда спешили
Вдовицам, старикам,
И немощным, и бедным,
И сирым наши деды,
И радости, и беды
Делили пополам.
Неторопно движение
И жизни, и служения,
Василию Блаженному
Народ молился тут.
Уже сто лет стоит тот храм,
И в наши дни молитва там
Опять восходит к Небесам 
Монахи здесь живут,
Храня воспоминания
Об Алексии Камневе,
Который в годы давние
Здесь батюшкой служил.
Не помышлял о славе он,
Но Богу отдал главное –
За веру православную
Живот свой положил.
Далёко от Сибири он
В краю рязанском был рождён
И Алексием наречён
В крещении святом.
Небесным покровителем
Московского святителя
Бог дал ему. Родителям
Послушен быв во всём,
Он с детства Божий храм любил,
Где и отец его служил,
И там отраду находил
В молитве ко Творцу,
И службе Божией внимал,
И слово каждое слагал
Он в сердце и его вверял
Небесному Отцу.
 
 
2.
Но вот пришла его пора
Себе супругу выбирать,
Затем чтобы главою стать
Семейства самому.
Богата эта, та знатна,
Та и красива, и умна,
Но только всё же ни одна
Не нравилась ему.
Красивый, статный молодец,
Везут его по городу,
Невесту ищут добрую,
Чтоб всем была под стать.
Вдруг видят: у дороженьки
Стоит – босые ноженьки,
И в платьице поношенном,
Собой во всём проста,
Девица неприметная,
Зато лицом приветлива.
И тут он душу светлую
В ней сердцем угадал,
Велел остановить коней,
Сказал, что женится на ней
И с ней бы до последних дней
Всю жизнь прожить хотел.
Тут мать её заплакала:
Кого же вы посватали?
Мы люди небогатые,
И дом у нас сгорел.
Вы шутите, наверное.
Но Бог супругу верную,
Во всяком деле первую
Помощницу послал
Ему на годы долгие,
Смиренную и добрую,
Чтоб вместе скорби многие
Им легче испытать,
И так, рукою об руку
Идя земной дорогою,
А после и за гробом
Пред Господом предстать.
Дал Бог им деточек троих.
И уж сыночка нет в живых,
Потом вдовою дочка их
Осталась молодой.
Чтоб ей помочь растить детей,
В Сибирь он с матушкой своей
Переезжает поскорей,
Взяв третью дочь с собой.
 
 
 
 
 
3.
Настало время страшное,
И стала сила вражия
Глумиться и куражиться
Над русскою землёй.
Тогда и в эту сторону
Слетелись чёрны вороны,
Служители проворные
Бесовской силы злой,
Той, что Царя убила,
Россию разделила,
Между собой стравила
Одной страны людей,
Что Бога «отменила»
И храмы разорила,
Иконы заменила
Портретами вождей,
Которая и в Вятке
Ввела свои порядки,
И всё, что было свято,
Поругано людьми.
Кресты они спилили,
Иконы изрубили
И вскоре позабыли
О вере и любви.      
И совесть потеряли,
Невинных притесняли.
По всей Руси крестьянам
Непросто стало жить.
Всех, кто трудился честно
И каждый день воскресный
Шёл в церковь всем семейством,
Решили погубить.    
Запасы выгребали,
Скотинку отбирали,
Насильно принуждали
Людей в колхоз вступать,
Иных, что кулаками
Презрительно назвали,
В лесную глушь ссылали,
В болота – умирать.
И в Вятке храм закрыли.
Священника с родными
В сторожке поселили,
Велели наложить
На Батюшку налоги.
Доходов-то немного.
С надеждою на Бога
О помощи просить
Вдоль улицы неспешно
Шёл Батюшка с тележкой,
И люди шли, конечно,
Навстречу старику.
Хоть сами жили бедно,
Делились с ним последним,
Несли ему в телегу
Картошку и муку.
Но тяжелей всего ему,
Что в храме клуб устроили
Те, чьи отцы построили
Ещё недавно храм.
Алтарь его священный
Наполнив всякой скверной,
Они назвали сценой
И бесновались там.
Ещё совсем недавно
Их в этом самом храме
Крестили и венчали,
Им Бог грехи прощал.
Теперь им не до Бога,
И стал врагом народа
Священник, что все годы
Их с детства причащал.
Его арестовали
И, не жалея старости,
Пешком идти заставили
За шесть десятков вёрст.
И так путём неблизким
От Вятки до Тевриза
Помучить и унизить
Водили на допрос.
Потом в тюрьме держали,
А после в граде Таре
С другими расстреляли
Его в тридцать седьмом.
У дочери с супругой
Забрали вещи, грубо,
С издёвками и руганью,
Велев покинуть дом.
Но люди, что любили
Отца их Алексия,
Ещё не позабыли
Любовь и доброту,
Хоть сами рисковали,
Опальных принимая,
В беде не оставляли
Вдову и сироту.
Самим бывало туго,
Но дочери с супругой
Оставили в округе
Малину собирать,
А всех других просили,      
Чтоб берегли их силы
И дальше в лес ходили,
Чтоб ягод поискать.
 
4.
Но кто измерить может
Тоску, что сердце гложет?
Поймет лишь тот, кто тоже
Терял своих родных,
Как матушка страдала,
По мужу горевала,
Но, бедная, не знала,
Что нет его в живых.
И всё-то ей не верилось,
Она ждала, надеялась:
Вот за окошком деревце
Оденется листвой,
И днём погожим, солнечным
Или дождливой полночью,
В дверь постучав тихонечко,
Вернётся он живой.
И всё былое вспомнится,
Наплачется, помолится
И с внучкой за околицу
Идёт его встречать.
Когда ж вернётся, скоро ли?
И гонит думы чёрные,
И всё глядит в ту сторону,
Откуда надо ждать.
- Годков-то сколько минуло,
Давно уж где-то сгинул он.
Ну что ж ты ходишь, милая,
И летом, и зимой?
- Хоть и во многом сведущи,
Неправы вы, соседушки.
Покличь-ка, Зина, дедушку,
Пускай идёт домой.
И вновь леса с полянами
Покрылись белым саваном.
Без мужа не могла она
Ни жить и ни дышать.
Что свечечка истаяла
И с птиц последних стаями
Ко Господу преставилась
Страдавшая душа.
Соседки сердобольные,
Старушки богомольные
Её в поля привольные
На кладбище снесли,
Могилку сами вырыли,
Всплакнули по-старинному,
На крышку гроба кинули
По горсточке земли.
Потом, затеплив свечечку,
Пропели «память вечную»
И, помянув сердешную,
Обратно побрели.
 
 
 
 
 
5.
Осталась дочь ее одна
И в те лихие времена,
Когда советская страна
От Бога отреклась,
Когда не то что в храм ходить,
Опасно было крест носить
Или о Боге говорить,
Мария не сдалась.
В монастыре воспитана,
В Писании начитана,
Трудами и молитвою
Свой долгий век жила,
Вязала шали ночью,
Красивые и прочные,
Врага народа дочери
Тяжёлый крест несла.
Хранила веры огонёк,
И день тот был уж недалёк,
Когда придет России срок
От тяжких снов восстать.
И каждый год на Святки
К её убогой хатке
Шли сельские ребятки
И славили Христа.
И в честь святого праздника
Одарит деток пряником.
Звал просто «тётей Манею»
Любя её народ.
Весной идёт на кладбище,
Помолится за каждого,
Цветочками бумажными
Могилки уберёт.
 

 
6.
Завьюженный, заснеженный,
Погодой не изнеженный,   
За далью непроезжею
Родимый край лежит.
Тайгою необъятною
За елями косматыми
От глаз чужих упрятанный,
Но Богом не забыт.
Всё так же здесь бежит река,
Плывут по небу облака,
Дрожат листы от ветерка,
Зимой снега метут.
Заснеженный, завьюженный,
От спячки не разбуженный,
Живёт своими нуждами
Обычный сельский люд.
За старыми заборами,
Задёрнутыми шторами,
Неспешная, нескорая,
Всё так же жизнь идёт.
А в небесах просторных,
Невидимая взорам,
Живёт Любовь, Которая
Вовек не престаёт.
Тебя смиренно просим мы,
Прости обиды прошлые,
Молись за нас ко Господу,
Отец наш Алексий,
И у Него прощения
За наши прегрешения,
И веры, и спасения
Нам, грешным, испроси!
Об авторе:

Марина Владимировна Безделева,
прихожанка села Кайсы Усть-Ишимского района.
Учитель русского языка и литературы.
Подобные материалы:

Смиренно просим Вас оказать посильную финансовую помощь на нужды епархии